?

Log in

No account? Create an account
kipha
Сто лет без царя: уроки промышленного развития России. Часть 2. 
19th-Jul-2017 02:00 pm
Молодой Пуаро
СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ
Беседа с историком науки и образования Дмитрием Сапрыкиным. Часть 2.


Читать часть 1.

Развитие промышленности царь считал личным делом


Строительство завода «Электросила» в Харькове – флагмана электромашиностроения СССР. 1915 г.

– Мы то и дело упоминаем императора Николая II как, используя нынешний термин, высокопоставленного куратора промышленного развития России. Скажите, пожалуйста, Дмитрий Леонидович, какова всё-таки личная роль государя в том расцвете науки и техники, который наблюдался в период его царствования? Может быть, просто вокруг него в то время собрались такие гениальные работники, мощные специалисты, а сам он в процессе участия не принимал?

– Роль императора Николая II в развитии промышленности России больше, чем роль предыдущих государей, уж не говоря о советских вождях. Из тех 400 крупных обрабатывающих заводов, работавших в 1913 году, примерно половина построена в царствование Николая II. Больше того, тогда в России были созданы несколько абсолютно новых отраслей: электротехника, радиотехника, приборостроение, химическая промышленность, авиастроение… Этот скачок даже трудно с чем-то сравнить – ни при Александре II, ни при Николае I такого не было. Для сравнения: в годы сталинской индустриализации – знаменитых первых пятилеток – было построено всего около 1500 объектов. Но из них только примерно 60–70 были по-настоящему крупными, и на них уходило больше половины капитальных инвестиций. Причем только некоторые из них – в частности тракторные и автомобильные заводы, построенные по американской лицензии: – «Уралмаш» и «Уралвагонзавод»; два огромных текстильных комбината в Средней Азии – относились к обрабатывающей промышленности.

Большинство грандиозных сталинских строек – это электростанции или предприятия черной металлургии и угледобывающей промышленности. Недаром главный герой сталинской индустриализации – шахтер Стаханов. Обрабатывающая промышленность, существовавшая к 1941 году: в частности машиностроение, кораблестроение, химическая, электротехническая, военная промышленность, – была в основном построена при царях, прежде всего при Николае II. Так что Великую Отечественную мы выиграли во многом благодаря царским заводам. Хотя Сталин смог успешно эвакуировать их за Урал и быстро наладить там выпуск продукции. В целом при Сталине в 1930-е годы обрабатывающие отрасли развивались существенно медленнее, чем при царе. А настоящий рост в СССР начался только после Великой Отечественной.

– Был какой-то личный интерес государя к этой сфере деятельности?
– Ну, во-первых, Николай II был, что называется, глубоко в этой теме. Он ведь как государственный деятель начал со строительства Транссиба: Александр III поставил его председателем комитета по строительству этой железнодорожной магистрали, и будущий «Хозяин земли Русской» познавал науку управления именно в ходе реализации этого «мегапроекта». Как свидетельствовал, например, Игорь Иванович Сикорский, Николай II любил технику и хорошо разбирался в ней. Игорь Иванович писал в воспоминаниях по поводу своих личных встреч с Николаем II: «Император был среди очень немногих людей, которые не задают вопросов без того, чтобы они были корректны и осмысленны. Все его расспросы были разумны и здравы с инженерной точки зрения».

Впрочем, техническое образование характерно для многих членов Дома Романовых. Николай I вообще называл себя «инженером на троне». Его сыновья Константин Николаевич и Михаил Николаевич были инженерами: один служил во флоте, другой – в артиллерии. И вообще чуть не половина Романовых – военные и морские инженеры по образованию.

Император Николай II со свитой и авиаконструктор Игорь Иванович Сикорский после осмотра первого в мире многомоторного пассажирского самолета «Гранд». Июль 1913 г.
Николай II имел прекрасное инженерное и военно-техническое образование, а также естественнонаучное. Конечно, он серьезно изучал и экономику, право, историю – то есть получил те знания, что нужны для управления государством, – и был человеком с широким кругозором.

Свою стратегию в отношении развития промышленности Николай II выдерживал последовательно. Взять, например, знаменитую резолюцию царя, вынесенную им в апреле 1912 года после обсуждения Особым совещанием и Советом министров вопроса о необходимых мерах по развитию высшего образования. На заключении император Николай II начертал: «Я считаю, что Россия нуждается в открытии высших специальных заведений, а еще больше в средних технических и сельскохозяйственных школах, но что с нее вполне достаточно существующих университетов». Над этим издевались, утверждали, что император не хочет развивать высшее образование, а ведь слова-то царские о другом: Николай II считал, что нужно готовить больше специалистов для промышленности и сельского хозяйства. И большие кораблестроительные программы 1907–1914 годов, давшие толчок развитию высоких технологий, и «Столыпинский курс», важнейшей частью которого было развитие народного образования, сельскохозяйственной науки и сельхозмашиностроения, состоялись только благодаря последовательной личной поддержке государя, во многих случаях – вопреки позиции Государственной Думы и большой части элиты.

Индустриализация: достижение революции – или «проедание» царских запасов?

Здание «Электрозавода» в Москве – это построенная в 1914 году резиновая фабрика
– Эта резолюция не открыла нового направления в российском образовании, а лишь подтвердила государственное внимание к развитию специального и технического образования. Об этом свидетельствует открытие под Вологдой одного из сельскохозяйственных вузов в 1911 году, его назвали Молочным институтом, он готовил специалистов для маслоделия и животноводства. Вуз и сейчас существует, это теперь – Молочно-хозяйственная академия имени Н.В. Верещагина. Разве не доказательство, что позиция государя императора была совершенно правильной, продуманной и дальновидной?
– Благодаря реформам Николая II в области среднего образования и открытию большого числа новых инженерных вузов на рубеже веков Российская империя между 1907 и 1914 годами (вместе с США) стала мировым лидером в области технического образования, заметно обойдя Германию. В первые годы царствования Николая II было создано много новых инженерных вузов, а старые были расширены; соответственно, где-то после 1907 года пошли выпуски прекрасно подготовленных инженеров, техников.

Простой пример. Мы сейчас привыкли, что Россия – нефтяная сверхдержава, но в конце XIX века крупная нефтяная промышленность была только в России и в США, из нефти делали в основном керосин. Благодаря русским инженерам стало широко использоваться нефтяное топливо, а затем возникла новая отрасль – нефтехимия. Выработка продуктов нефтепереработки была последним словом техники на тот момент. В начале XX века русскими учеными было разработано больше сотни нефтепродуктов, в том числе все основные виды смазочных масел, которые стали одной из важнейших статей экспорта из Российской империи. Немецкая химическая промышленность тогда нефтехимией не занималась, в Америке делались только первые шаги в этом направлении.

График Госплана, показывающий, что катастрофическое падение промышленности началось точно с февраля 1917 года. М.: Изд-во «Плановое хозяйство», 1930. 3-е изд. С. 14
– А нам до сих пор говорят, что Россия только зерном и могла торговать…
– Крупными статьями русского экспорта были высокотехнологичные изделия – продукты нефтепереработки и резиновые изделия. Лидирующие позиции в мире занимала русская резиновая промышленность. В России были огромные резиновые заводы – в Риге, в Петербурге, в Москве, они относились к числу наиболее технологичных в мире на тот момент, и резиновые изделия были еще одной крупной статьей русского экспорта в Европу. Кстати, Россия была в числе пионеров в производстве полимеров: карболит – отечественная разработка – стал серийно выпускаться в годы Первой мировой войны.

И еще об экспорте. Говорят, что Россия продавала пищевые продукты, калоши и текстиль и ввозила станки, что показывает ее отсталость. Но большой ввоз станков говорит о том, что промышленность быстро развивается, – производством станков занимались и в России, просто их уже не хватало. А во время Первой мировой войны производство станков, в частности высокоточных, сильно шагнуло вперед. Тогда же в годы войны машиностроение, электротехника, радиотехника, химия стали ведущими отраслями промышленности России, обойдя сжавшиеся тогда текстильную и пищевую отрасли. И именно эти высокотехнологичные отрасли больше всего пострадали после революции: падение производства в 1917–1921 годах было катастрофическим. В 1920–1921 годах, по данным Госплана СССР, промышленное производство составило примерно 13% от показателей 1913 года.

«Лампочка Ильича» зажглась бы и без большевиков


Турбинный зал Гиндукушская ГЭС. Фото: С.М. Прокудин-Горский
– Из гражданской войны Россия вышла разоренной. На каких основах тогдашние руководители страны начинали ее восстанавливать?

– Ставка советского руководства была сделана именно на добывающие отрасли, черную металлургию и электроэнергетику. Машиностроительный комплекс вплоть до самой Великой Отечественной войны практически оставался тем же, что в 1916 году: он очень сильно вырос за время Первой мировой войны. Производство товаров народного потребления к началу Великой Отечественной войны пришло в упадок. Вообще хотя считается, что к 1927 году СССР восстановил объемы производства на уровне 1912–1913 года, качество продукции очень сильно упало. Есть данные, что брак составлял до 50% продукции, тогда как до революции продукция русских предприятий отличалась высоким «европейским» качеством.
– Папа мой вырос в вологодской деревне, он был мальчишкой, когда у них появился первый трактор. Смотреть на него не шли – бежали, взрослые наперегонки с детьми… И так было, конечно, повсеместно. Что русские крестьяне любовались американским чудом – и в голову не приходило, это же выдавалось за советское чудо техники…

– Трактора Форд начал делать массово совсем не для русского крестьянина, а для нужд Великобритании в 1917 году. В то время немцы развернули подводную войну, и возникла реальная угроза голода: корабли с продуктами не доходили до острова. Было решено распахать и засеять все свободные участки, в том числе и знаменитые газоны. Рабочей силы мало, большинство мужчин в армии – значит, нужна механизация. Вот тогда Англия сделала огромный заказ на трактора, Форд за зиму развернул их массовое производство, и Британия была спасена от голода.

Ни в Соединенных Штатах, ни в странах Европы трактора до Первой мировой войны массово не применяли, ограничивались экспериментальными моделями. Такие же «пробы пера» были и в России, где существовали небольшие производства тракторов на крупных машиностроительных заводах.

– Так что трактора у нас всё равно появились бы – раньше или позже… Советская пропаганда называла электрические светильники «лампочками Ильича». Думаю, что и без Ильича, не к ночи будь помянут, электричество зажглось бы по всей России, причем едва ли не раньше, чем это произошло.
– Электроэнергетика тоже создавалась в основном на дореволюционном потенциале. Советский Союз только в 1929 году вышел на уровень производства электроэнергии 1916 года. Крупнейшие электротехнические и радиотехнические заводы были построены перед Первой мировой войной и непосредственно в 1914–1916 годах. Кстати, работа по строительству ДнепроГЭСа была начата еще до Первой мировой войны, ее отложили до окончания военных действий. Хотя дореволюционный проект был другим. Предполагался не один, а несколько каскадов, существенно меньшими были намечены зоны затопления. Этот менее эффектный с пропагандистской точки зрения проект был выбран царским правительством из экологических соображений. План ГОЭЛРО, как писал сам Ленин, был разработан «буржуазными спецами». В частности теми инженерами и экономистами, что участвовали в деятельности Особого совещания по топливу, созданного по воле императора в 1915 году. Даже термин «пятилетний план» появился в бумагах царского правительства в 1916 году. Пятилетний план 1916 года по строительству дорог, кстати говоря, до сих пор не выполнен.

– Еще один громкий проект первых десятилетий советской власти – ликвидация безграмотности. Многие, наверное, помнят снимки бородатых мужиков с книгами в руках, которым молоденькая учительница под «лампочкой Ильича» открывает новый мир – светлое будущее…

– В Российской империи к 1915 году было больше 105 тысяч школ. В начале царствования Николая II, между прочим, их число составляло чуть больше 70 тысяч. Школьная сеть расширилась в полтора раза. Она дала возможность обеспечить массовое общедоступное образование, и вопрос всеобщей грамотности и всеобщего начального образования спокойно решился бы за несколько лет, всё для этого было создано. Революция отсрочила этот момент лет на десять по крайней мере. В 1930 году советская власть постановила всех неграмотных, так сказать, согнать в школы. Но технически это можно было сделать только потому, что эти школы существовали: «проклятый царизм» создал школьную сеть по всей стране.

В советское время школьная сеть долго была стабильной, а сейчас она заметно меньше, чем была при Николае II. На нынешней территории Российской Федерации школ меньше, чем было в 1914 году. И школьников, кстати, учится не намного больше (детское население ведь сильно сократилось!).

– Использование опыта царской России в советское время совершалось довольно оригинально: трубили о недостатках – подлинных и мнимых, а о достижениях старались умолчать.
– Надо сказать, что у советской власти на первом этапе строительства народного хозяйства есть бесспорная заслуга – то, что ресурсы в значительной степени не разворовывались. После 1917 года рабочие захватили власть на заводах. Это означало, что инженеры и хозяева были изгнаны, управлять стали рабочие. Кончилось это, естественно, катастрофой – остановкой производства или резким падением качества… Но имущество было всё-таки по большей части сохранено. Получается, единственное, что сделали «красные хозяева», – не дали разворовать станки. Новое оборудование, сделанное и закупленное при царе (в том числе во время Первой мировой войны для нужд оборонной промышленности), так и простояло несколько лет в законсервированном виде. Именно поэтому, начиная с 1921–1922 годов, удалось довольно быстро восстановить промышленность. Причем основная заслуга в восстановлении промышленности в 1921–1928 годах принадлежит так называемым «спецам» – инженерам старой школы, а кое-где и бывшим хозяевам. И именно на них в конце 1920-х годов и «повесили» провалы некомпетентных советских руководителей.

Последние конкуренты большевиков
– Одно мне всё-таки остается непонятным: почему большевики с такой страстью уничтожали образованных и профессиональных людей по всей стране во все время их властвования? За что выкосили хозяйственных, умелых и работящих крестьян?

– Исследуя уже много лет историю русской науки и техники, я всё больше убеждаюсь: Россия должна развиваться как самостоятельная цивилизация, опирающаяся на свои ресурсы, на свою науку, на свое образование, на своих – и это главное – хозяев, то есть на людей. Людей, которые относятся по-хозяйски к своему достоянию. Жизнь показала, что надо вернуться к неким естественным принципам развития.

– Наша страна ведь так и развивалась – до 1917 года… Впрочем, ведь и в советское время никто не отрицал, что надо по-хозяйски относиться к народному добру. Сколько говорили и писали о необходимости воспитывать у трудящихся это самое хозяйское отношение – и что?
– Да, но сначала десятилетиями уничтожали самих «хозяев» – начав с «Хозяина земли Русской», продолжив крупными промышленниками и закончив просто «хозяйственными мужиками» – зажиточными и средними крестьянами. Если у нас основой государственной идеологии является материализм, он, что вполне логично, побуждает к борьбе с хозяином, то есть с человеком, по-хозяйски, творчески относящимся к добру, данному ему Богом. Человеком-созидателем, который видит в своем достоянии не только источник материальных благ, но и предмет ответственности – перед Богом и людьми.

Владимир Павлович Рябушинский, представитель славного московского купеческого рода, писал в своих воспоминаниях «Купечество московское»: «Старик-фабрикант с полным убеждением в своей правоте говорил: “Много у меня грехов, но одно себе в заслугу ставлю: фабрику учредил и дело развил: теперь 10 000 народу кормлю”». И старые рабочие хозяину, с которым в детстве вместе в бабки играли, это тоже в заслугу ставили. Но шли годы, и в глубокой старости тому же хозяину во время забастовки приходилось слышать, как ему из толпы рабочей молодежи кричали: «Нас 10 000, а мы тебя одного, толстопузого, кормим». В этом суть революционного понимания жизни, основанного в значительной степени на зависти. Но на самом деле, чтобы было что «отнять и делить», надо это сначала создать.
Русского предпринимателя называли промышленником – здесь явно слышится «Промысл», Промысл Божий. Слово «промышленник», «промысленник» встречается в древнерусских текстах, например в знаменитом «Златоструе». Промысленник – это, прежде всего, отец семьи, он заботится обо всём и определяет, как должно быть, – потому что думает, мыслит обо всех, выполняя заповедь Божию.

Владимир Павлович Рябушинский видел корни русского хозяина, промышленника в Православии – как видел основу западного капитализма в протестантизме известный социолог Макс Вебер. «Что же касается сознания своего положения лишь как Божиего доверенного по управлению собственностью, – пишет Владимир Павлович в статье «Русский хозяин», – то оно было внедрено в православного еще прочнее, чем в пуританина».

При победе материализма промышленность разлагается довольно быстро. Более того, наиболее интеллектуальные наукоемкие части ее начинают удивительным образом схлопываться, зато растут отрасли добывающие – грубая материальная составляющая.

Революция, собственно, была направлена против хозяев. То есть хозяин – это враг, с точки зрения революции. Страна хозяев, какой была Россия, превратилась в страну полной бесхозяйственности.

Сборка корпусов линейных крейсеров «Бородино» и «Наварин» на стапелях Адмиралтейского судостроительного завода
– Как вы думаете, Дмитрий Леонидович, это навсегда?

– Давайте подведем некоторые итоги. Значительная часть промышленного потенциала России, причем именно в обрабатывающих отраслях и именно в наиболее высокотехнологичных, таких как машиностроение, электротехника и химия, судостроение, создана при Николае II, причем в последние годы его царствования, перед Великой войной и во время ее. Развитие промышленности опиралось на высокий образовательный потенциал, который тоже создан в те годы.

Важно, что всё это развивалось органично – то есть, во-первых, на тех духовных основах, которые для русского народа характерны, а во-вторых, более-менее равномерно. Развивалось одновременно и то, что создается для людей, то есть пищевая, текстильная промышленность, строительство, – и в то же время и машиностроение и тяжелая промышленность, на которую был сделан упор в советское время.

И еще важно, что развитие шло естественным путем. Голова – наверху, а ноги внизу; сложные производства, обрабатывающие были более развитыми, чем сырьевые и добывающие.

Российская империя имела совершенно сбалансированную самодостаточную экономику. При советской власти естественные принципы строительства экономики были нарушены. Со временем ушли ученые и инженеры, воспитанные при царе, и их непосредственные ученики, и материалистическая тенденция – упор на сырье, на добывающую отрасль – победила окончательно. Вот тогда, собственно, и наступил коллапс. В каком-то смысле, когда потенциал, созданный реформами Николая II, оказался исчерпанным, в общем-то кончились и советские достижения.

– Сможем ли подняться снова? Возможности есть, нужна политическая воля и четкое понимание, что еще одного истребления своего потенциала Россия может и не пережить…
– Во-первых, должно измениться отношение, то есть в нормальном здоровом обществе промышленник должен стать центральной фигурой. Он может заниматься сельским хозяйством, какими-то гуманитарными вещами – важно именно отношение к делу, ориентация на созидание чего-то. И это имеет духовную основу. Русская инженерная школа, русская промышленная традиция показали свою жизнеспособность в разных непростых условиях – и в войнах, и в мирной жизни.

Ну, а что XX век, очень тяжелый для нас, дал такие неутешительные результаты… Страна-то выжила, она существует. Совсем не все, кстати, сумели сохраниться: Британской империи нет, Германской, в общем, тоже. Россия существует, и не в таком всё-таки урезанном виде, как Британская империя, которая уменьшилась больше чем в 10 раз, а Россия – только в два.

Хотя сейчас мы в нижней точке, но потенциал для подъема есть.

С Дмитрием Сапрыкиным
беседовал Андрей Сальников
17 июля 2017 г.

Comments 
19th-Jul-2017 11:39 am (UTC)
Спасибо, интересный материал. Добавлю сюда - http://konstantinus-a.livejournal.com/136415.html

П.С.
Ставь социальные кнопки, чтоб распространять слишком не рефлексируя. ;))
19th-Jul-2017 12:58 pm (UTC)
Ага, спасибо! Вроде сделал...
This page was loaded Apr 20th 2018, 6:25 pm GMT.