?

Log in

No account? Create an account
kipha
Сто лет без царя: уроки промышленного развития России. Часть 1. 
19th-Jul-2017 02:10 pm
Молодой Пуаро
СТО ЛЕТ БЕЗ ЦАРЯ: УРОКИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ
Беседа с историком науки и образования Дмитрием Сапрыкиным. Часть 1.


Андрей Сальников

Насколько верно представление о дореволюционной России как о промышленно неразвитой стране? Какие из достижений науки и техники царской России «присвоены» большевиками? Какой была экономическая политика императора Николая II? Об этом наша беседа с Дмитрием Леонидовичем Сапрыкиным – руководителем Центра исследований научно-образовательной политики Института истории естествознания и техники имени С. И. Вавилова Российской академии наук, историком науки и образования, инновационным предпринимателем.

Ориентиры развития – в прошлом. Но в каком?

– Дмитрий Леонидович, обращаюсь к вам как авторитетному исследователю истории науки и техники, прежде всего – российской, который сам имеет опыт реализации промышленных проектов. После грандиозного спада 1990-х годов ситуация стала меняться, уже много лет говорят об «инновациях», а теперь и об «импортозамещении», возрождении отечественного производства. Оптимисты надеются на грядущий рост, говорят, что Россия в начале нового пути. Но куда должен вести этот путь? Какие цели ставит перед собой страна, чтобы в очередной раз не зайти в тупик?
– Наша страна последние лет 40 находится в состоянии упадка образования, науки, промышленности – точнее сказать, находилась; это не первый раз, когда упадок сменяется подъемом, и я надеюсь, что ситуация переломится, – уже переломилась. Сейчас действительно много говорят о необходимости восстанавливать образование, технологии, науку, промышленность, которые после развала 1990-х годов мало кому были нужны. Понятно, с нуля трудно что-либо создавать, поэтому люди пытаются найти ориентиры в прошлом.

Для очень многих таким прошлым, по которому собираются строить будущее, является советский период. Вспоминают про индустриализацию, про великую советскую науку, про успехи СССР в разных отраслях промышленности, образования, науки. Типичный представитель таких взглядов – нобелевский лауреат академик Российской академии наук Жорес Алферов.

– На первый взгляд это не лишено оснований: действительно, в СССР и космос осваивали, и образование создали, которое американцы считали лучшим в мире, и еще много чего было…

– Советский период, конечно, свои достижения имел, но он и многие проблемы создал, которые до сих пор не преодолены и во многом являются причиной нынешнего состояния нашего государства. Наша история началась не 100 лет назад, в 1917 году, она – гораздо глубже, значительнее. Мы тоже «стоим на плечах гигантов», это надо понимать и постоянно помнить.

Русской инженерной школе как минимум 300 лет, и всё это время она остается одной из сильнейших в мире. Еще при Петре I была создана Школа математических и навигацких наук, из которой впоследствии выросли лучшие военно-инженерные учебные заведения России. Вдова первого российского императора Екатерина I, исполняя волю венценосного супруга, основала Императорскую Академию наук, которая в XVIII веке стала одним из центров мировой научной мысли. В это время в Соединенных Штатах Америки ничего подобного не было. И даже в такой стране, как Англия, инженерное образование было менее организованным. Об этом свидетельствовал в своих книгах великий ученый и инженер Степан Тимошенко, по сути создатель американской школы прикладной механики. Утверждая превосходство русской инженерной школы над американской, он знал, о чем говорил: получив инженерное образование в Российской империи и став здесь знаменитым ученым, Степан Прокопьевич после революции был вынужден эмигрировать в Европу, а потом в Америку, где своим трудом и талантом снискал огромный авторитет – и как ученый, и как инженер-практик, и как организатор инженерного образования, ученики которого занимают кафедры в лучших университетах мира.

Мы стоим на плечах гигантов

– Но ведь считается, что Российская империя была отсталой страной в области промышленности.
– Стоит посмотреть на историю русской промышленности без идеологических шор. Великая держава не может долго развиваться экономически, осваивать территорию и выдерживать тяжелейшие войны без мощной промышленности. Это всё сказки, что можно выехать на голом энтузиазме или на импорте техники и технологий.

В Российской империи уже в XVIII веке существовала серьезная военная промышленность в трех центрах: Тула, Сестрорецк, Ижевск. В том же столетии была создана горная и металлургическая промышленность – на Урале в основном. Тогда сложились три старейших русских промышленных района – центральный с Москвой, северо-западный с Санкт-Петербургом и уральский. В XVIII и начале XIX века были созданы грандиозные водные системы – Тихвинская, Вышневолоцкая, Мариинская, построены тракты, связавшие страну в единое экономическое пространство. В целом на рубеже XVIII и XIX веков промышленность трех стран-лидеров – России, Франции и Англии – была сопоставима по масштабам, что, кстати, проявилось и во время Наполеоновских войн. И в первой половине XIX века русская промышленность продолжала расти. В это время были созданы мощные текстильная и пищевая промышленность, начали развиваться машиностроение и паровое кораблестроение.

Но вплоть до последнего десятилетия XIX века британская, французская, а потом и немецкая и американская промышленность росли быстрее. Одной из главных причин этого было создание грандиозных колониальных империй (прежде всего Британской), разорение и подчинение Западом огромных экономик Индии и Китая, раздел «испанского наследства». Другой причиной был технологический переход. В частности, в XIX веке промышленность стран Запада перешла с дров на каменный уголь. У России в XIX веке не было ни колоний, ни угля. Серьезная добыча каменного угля в России началась в последнее десятилетие XIX века с созданием так называемого горно-промышленного района юга России – Донбасса.

Чтобы угольная и металлургическая промышленность юга России стала быстро развиваться, Российская империя должна была много чего сделать. Во-первых, надо было решить политические проблемы, выиграть кровопролитные русско-турецкие войны, построить города и порты Новороссии – Одессу, Николаев, Екатеринослав. Потом по воле Николая I и Александра II русские инженеры во главе с великим Павлом Петровичем Мельниковым должны были проложить сеть железных дорог. И только тогда новый, четвертый промышленный район России – Донбасс – дополнил прежние.

– Порой можно услышать, что сами по себе мы ничего не сделали бы в Донбассе без англичан, в частности без промышленника Джона Юза – основателя Донецка.

– Да, в угольные и металлургические предприятия юга России вкладывались и англичане, в частности Джон Юз, и французы с бельгийцами. Но в них участвовали и русские промышленники, представлявшие русские купеческие роды, некоторые из которых развивались столетиями. Совершенно неверно утверждать, что русская промышленность создана иностранцами. Как я сказал, горно-промышленный район юга России возник в результате целенаправленной политики Российской империи на протяжении десятилетий. Это общее положение: для того чтобы какая-то промышленность появилась, необходимо создать определенную инфраструктуру, которая требует колоссальных затрат, времени и усилий. В России с ее огромными территориями и разнородным населением это сделать не мог никто, кроме империи. Поэтому считать, что промышленность на юге России возникла сама собой, по воле англичан, – глупо.

Немцы съехались на родину возрождать страну. А русские – вернутся?


Сводные данные ВСНХ СССР о производстве отраслей промышленности СССР по сравнению с 1912 г. 1925 г. Видно, что, несмотря на быстрое восстановление, в 1925 году промышленность СССР еще сильно уступала довоенной. Интересно, что в 1925 году большевики сравнивали свои достижения не с 1916-м и даже не с 1913-м, а с 1912 годом. Дело в том, что между 1912 и 1916 годами, например, русское машиностроение, химическая и электротехническая промышленность выросли более чем в два раза
– Получается, весь XIX век Россия, так сказать, собиралась с силами, чтобы совершить рывок. Или некоторая медлительность развития объясняется тем, что ресурсов особых не было, а появились, когда кто-то пришел на помощь?

– Вспомним такой вроде бы провал, как Крымская война (которая на самом деле была мировой войной). Доля Российской империи в мировой экономике в то время составляла примерно 6–7%, а противостояла она Британской империи, которая подчинила себе примерно четверть мирового населения и создавала примерно четверть мирового валового продукта. Это была гигантская мировая империя, над которой, как говорили, солнце не заходило. Союзниками Британии в войне против России были еще две огромные империи – Французская и Османская, все вместе они составляли больше 40% мировой экономики. Так что это был поединок Давида и Голиафа, а не демонстрация российской отсталости. И антирусская коалиция свою задачу полного сокрушения мощи Российской империи и ее колонизации в той войне не выполнила. В этом был смысл героической обороны Севастополя.

Во всяком случае Крымская война показала, что у нас есть потенциал противостоять таким мощным странам и в техническом отношении. Кстати, и первый подъем русского машиностроения наметился именно во время той войны. В это время морские инженеры Николай Иванович Путилов и Иван Алексеевич Шестаков по поручению великого князя Константина Николаевича Романова за одну зиму построили целый флот паровых канонерских лодок, не допустив высадку британско-французского десанта у Санкт-Петербурга. А горный инженер Павел Матвеевич Обухов под покровительством другого великого князя, Михаила Николаевича, начал создавать русское производство стальных орудий.

– Но к концу XIX века лидерами в технологиях и промышленности были уже не французы и англичане, а немцы. Может быть, есть чему у них поучиться?

– Да. Примерно с 60-х годов XIX века, после объединения Германии, в этой стране начался грандиозный рост науки и промышленности. Кстати, в начале этого рывка Германия находилась примерно в том положении, что и современная нам Россия. Как и немцы в XIX веке, сейчас многие русские ученые, инженеры, предприниматели распылены по всему миру, среди них много высокообразованных, талантливых людей. В середине XIX века в Германии в создавшихся условиях немецкие инженеры и предприниматели не смогли найти возможности работать по специальности, зато нашли ее за рубежом – кто в Америке, кто в Англии, кто в России… А в конце 1860-х годов после возрождения Германской империи эти люди стали работать на свою страну, и она быстро вышла в мировые лидеры в области промышленности. Экономика Российской Федерации сейчас составляет 1,5–2% мировой, но представьте себе, что государство сумеет создать условия для возвращения энергичных одаренных людей, которые своими знаниями и талантом будут способствовать развитию российских предприятий и научных учреждений. Как вырастет тогда доля России в мировой экономике, как увеличится ее значение? В Германии XIX века произошло нечто подобное. На свою родину вернулись немцы, успешно трудившиеся во многих странах мира. В то же время имперское правительство стало вкладывать большие средства в развитие инженерного и естественнонаучного образования. Тогда и произошел значительный скачок в развитии. К концу века Германия доминировала в науке и технике.

Крупнейшей экономикой мира в то время по-прежнему оставалась британская, но она начала отставать в технологическом плане.

Сталин шел вслед за царем


Самый длинный в Российской империи железнодорожный мост из 26 пролётов, проложенный через реку Аму-Дарью близ г. Чарджуя (ныне Туркменабад). Фото: С.М. Прокудин-Горский. 1911 г.

– А как шло развитие в России?
– К началу царствования Николая II у нас была развитая текстильная промышленность и пищевая, в частности сахарная, развитие этих отраслей шло поступательно на протяжении всего столетия. Уже при Александре II развернулось крупное железнодорожное строительство и было построено несколько мощных машиностроительных, сталелитейных и военных предприятий, среди них Путиловский и Обуховский, Коломенский и Сормовский заводы, верфи Санкт-Петербурга. Но колоссальный скачок в области промышленности был сделан именно в царствование Николая II. В начале царствования был построен великий Сибирский путь – Транссиб, до сих пор являющийся транспортным хребтом страны. Тогда же было закончено создание горно-промышленного района юга России с его огромными металлургическими, угольными, машиностроительными, химическими предприятиями. Потом было несколько лет кризиса, связанного с неудачной японской войной и революцией 1905 года. Но с 1907–1908 годов начался новый беспрецедентный подъем промышленности, продолжавшийся ровно до февраля 1917 года. В это время активно стали развиваться именно высокотехнологичные отрасли: еще больше выросло машиностроение, была создана электротехническая, химическая, промышленность, приборостроение, совершен грандиозный скачок в области кораблестроения. Перед войной бурно развивалось и производство предметов для частного потребления – текстильная, пищевая, строительная промышленность. Эти отрасли пострадали во время войны. Но военные заказы еще больше подтолкнули рост самых наукоемких отраслей – машиностроения, электротехнической и химической промышленности. Во время войны сформировались и новые крупные отрасли – радиотехническая и оптическая промышленность, точное станкостроение, авиастроение.
Вообще по числу созданных крупных промышленных предприятий обрабатывающей промышленности эпоха Николая II существенно превзошла все другие, включая и сталинскую индустриализацию. К началу Первой мировой войны в России было больше 400 гигантских предприятий обрабатывающей промышленности с числом рабочих на каждом больше 1000. В Германии и в Великобритании таких больших заводов было примерно столько же, а в США – около 600. Во Франции аналогичных предприятий было примерно 150, в других развитых странах – Италии, Японии, Австро-Венгрии – около 100.

Русская промышленность занимала четвертое место в мире, уступая американской, британской и германской, но заметно опережая французскую. Интересно, что по крупной обрабатывающей промышленности Россия была на уровне Англии и Германии, а вот в добывающей промышленности – по добыче угля, выплавке чугуна, числу шахт и домен – только на уровне Франции. То есть Российская империя вовсе не была «сырьевой» державой, скорее наоборот – «обрабатывающей».

– Чаще всего приводят другие данные: Россию ставят на 5-е место, причем со значительным отставанием от Франции.

– Такое понимание уровня развития промышленности Российской империи базируется на пропагандистских публикациях советской статистики, в которых утверждалось, что СССР в 1926–1927 годы восстановил уровень промышленного производства 1913 года, а затем развивался колоссальными, невиданными никогда и нигде в истории темпами. Лига Наций в 1930–1940-е годы приняла советские статистические выкладки за чистую монету и, взяв их за базу, вычислила, что российская промышленность в 1913 году составляла примерно 5% от мировой. В 70–80-е годы прошлого века рядом исследователей, в частности крупнейшим европейским экономистом и историком экономики Паулем Байрохом, эти оценки были подвергнуты пересмотру. Было показано, что советские статистические данные и базировавшиеся на них расчеты экспертов Лиги Наций некорректны, они сильно завышают темпы роста экономики Советского Союза и занижают роль Российской империи в мировой промышленности. Оценки Байроха и других экономистов показывают, что Россия была действительно четвертой промышленной державой мира, ее доля в мировой промышленности в начале ХХ века составляла 8–9%.


План Обуховского завода в Санкт-Петербурге. 1912 г.

– Выходит, еще долго после бесчеловечной казни императора Николая II советская власть боролась с ним, точнее – с тем, что он сделал для России. Государь превратил нашу страну в одно из самых развитых государств мира, а большевики изо всех сил старались его оболгать и приписать заслуги императора себе. Чувствуется какое-то соревнование с теми законами, по которым развивалось мощное государство, разрушенное Лениным и его соратниками.

– Сначала Сталин делал всё ровно так, как учили критики царской власти. Он всеми силами развивал добывающие отрасли промышленности вместо обрабатывающих, потому что царя упрекали в возникновении «топливного» и «чугунного голода». К примеру, Сталин вместо договора с Францией заключил договор с Германией. И получил 1941 год. А в 1941 году Иосиф Виссарионович надел френч, как у Николая II, объявил себя Верховным главнокомандующим, потом восстановил погоны и пропагандистскую риторику времен войны (при Николае II ее называли Великой или Отечественной, а при большевиках она стала Первой мировой или империалистической) – сознательно или бессознательно копируя даже внешние формы убиенного императора… Как бы де-факто советский вождь признал, что Николай II всё делал правильно.

Америка – сырьевой придаток России?

– Для российской промышленности эпохи императора Николая II характерны какие-то особенности развития?

– В некотором смысле промышленность Российской империи была полной противоположностью промышленности позднего СССР и особенно Российской Федерации. О современной экономике нашей страны мы часто говорим с определенной долей презрения как о сырьевом придатке Запада, и это совершенно верно: сегодня обрабатывающие отрасли промышленности России серьезно отстают от добывающих. Эта ситуация сложилась не сейчас. Действительно, многие обрабатывающие отрасли пришли в упадок в 90-е годы прошлого века, но перекос возник еще в Советском Союзе, причем даже не в брежневские годы, а в годы сталинской «индустриализации». Поздняя советская экономика отличалась преобладанием топливно-энергетического комплекса и добывающих отраслей над обрабатывающими, наукоемкими. Другой диспропорцией советской экономики было преобладание военной и тяжелой промышленности над отраслями, работающими на частное потребление и открытый рынок, – производством жилья, одежды и обуви, пищевой промышленности.
А вот в Российской империи всё было строго наоборот: обрабатывающая промышленность была гораздо более развита, чем добывающая, чем первичная переработка. При этом удельный вес отраслей, продукция которых направлялась на непосредственное потребление населением, был несколько выше, чем удельный вес тяжелой индустрии. Слабым местом российской экономики были именно добывающие отрасли – прежде всего именно угольная промышленность, а также черная металлургия. Зато по обрабатывающим предприятиям Россия была на уровне Германии и Великобритании, по крайней мере по их числу и масштабам. При этом Россия ввозила очень много сырья, не только уголь из Англии и чугун из Германии, но и хлопок-сырец из Америки. Что же, скажете, что Америка, Англия и Германия были сырьевыми придатками царской России?

– Думаю, такую явную глупость всё-таки никто утверждать не станет. Мировая экономика, по-моему, – это сообщество, разделение функций; это сотрудничество, пусть и не без конкуренции.

Власти царской России обвиняют чаще всего в том, что они, как говорится, пустили развитие страны на самотёк. Погнались за выжиманием прибыли, наплодили текстильных фабричек и прочих подразделений легкой промышленности – некоторое пренебрежение даже в советском названии чувствуется. И только советская власть бросила все силы на основу основ народного хозяйства – добывающую промышленность, энергетику, тяжелое машиностроение.

– На самом деле в России отрасли промышленности развивались параллельно. Конечно, люди понимали, что нужны и уголь, и металл… Если говорить о машиностроении, кораблестроении, электротехнической и химической промышленности, то, как я сказал, они сложились при Николае II, в основном – в последние десятилетия перед революцией. При этом от развития добывающих отраслей тоже никто не отказывался. Мы говорили об освоении Донбасса как одной из составляющих целенаправленной политики империи на протяжении десятилетий. Перед Первой мировой войной было начато и освоение Кузбасса. И потом большевики шли по пути, намеченному императором Николаем II, – даже не намеченному, а проложенному государем. Какие богатства там лежат под землей, давно было известно, но ведь туда же надо было добраться; значит, чтобы осваивать природные богатства Сибири, надо было сначала проложить Транссибирскую магистраль. Так же происходило и в области энергетики. То есть все понимали, что надо опираться на собственные «естественные богатства России», избавляться от импорта иностранного сырья, будь то уголь, чугун и цветные металлы, натуральный каучук или хлопок-сырец. Но еще раз повторю: обрабатывающая промышленность развивалась гораздо быстрее добывающей.

Читать часть 2
This page was loaded Sep 23rd 2018, 6:16 pm GMT.