?

Log in

No account? Create an account
kipha
Нормы питания 1932-1933-1934гг. для лагерей ГУЛАГ ОГПУ. 
11th-May-2012 01:50 pm
Плохое настроение.
Во время размышлений о том, как мне далее вести ЖЖ, мне на почту пришла извещалка о новой записи от одного ЖЖфренда.
И я принял решение. Пожалуй, буду иногда делать перепосты ЖЖюзера corporatelie, систематически проводящего интереснейшее компаративистское исследование питания заключённых в Российской Империи и в СССР.
Вот как раз он запостил очередную часть своего труда.
Надо, чтобы как можно больше наших современников поняли, насколько ущербной, погубившей сотни тысяч жизней по своей тупости и бесчеловечности системой было советское государство.

Все нормы лагерей ГУЛАГа 1930-1934гг. были совершенно официально ниже медицинской потребности человека.
Призадумаемася на секундочку,- если максимально возможный паек для лагреника, который работает в тяжелейшем мускульном напряжении, в 1933г.- 2200 ккал, то какие последствия у такого вот "нормирования"?.

Вполне определенные,- 34% cмертности в Вишлаге. Уровень Бухенвальда образца 1942г.


Оригинал взят у corporatelie в Нормы питания 1932-1933-1934гг. для лагерей ГУЛАГ ОГПУ.
Закончив с дореволюционной системой, попытаемся разобраться как питались заключенные советских лагерей в самый мрачный отрезок своего существования мирного времени,- в период 1930-1941гг. Нормы 1920-х не беру пока принципиально, хотя они мне известны.

По традиции, будем использовать компаративистскую методологию,- постараемся провести параллели с дореволюционной тюремной системой, а также возьмем материалы по калорийности потребления в кризисные периоды история человечества, чтобы наконец понять, насколько адекватным с точки зрения минимальных медицинских норм было питание советских лагерников в этот период. Опираюсь на мемуары лагерников в первой части просто для дифференциации источниковой базы, основной материал,- именно документы ГУЛАГа и других ведомств. Цифры, цифры, цифры.

Один документ, который мне удалось добыть в РГВА, не публиковался ранее вообще нигде , поэтому думаю будет интересно.



I.Метод Френкеля как негативное новаторство.
Прошу прощения за самоповторы, но я считаю метод Френкеля предельно любопытным явлением, которое напрямую влияло на повышение смертности в советской пенитенциарной системе, поэтому он заслуживает отдельного подробного рассмотрения.

Дело в том, что если мы взглянем на проблему питания в историческом национальном контексте, то можно сразу заметить, что до революции и даже в 1920-е не было никакой взаимосвязи в получении продовольственного пайка, далеко не идеального, часто в реальности меньше заявленного, но во всех случаях нормативно более крупного, чем 70-80 лет спустя в той же стране при другом режиме.

1920-е как инерция "старого режима".
Самое любопытное, что в 1920-е годы советская система по некой инерции продолжала исповедовать “старорежимные” концепции в очень многих административных нюансах, в том числе и в вопросах формирования пайков. Советская пенитенциарная система 20-х годов в плане организации выдачи питания еще находилась в очевидной преемственности к имперской,- еще не было ни огромной системы трудовых лагерей, ни невиданного для дореволюционных тюрем числа заключенных(рост был в среднем в 15-20 раз к концу 1930-х), ни принципа Френкеля, положенного в основу уникального эксперимента в рамках преобразования системы выдачи питания в тюрьмах и лагерях.

Очень неплохо описал этот переход В.Шаламов, попробовавший на себе и старорежимную пайку 1920-х(срок отбывал в Вишерском лагере в 1920-х), и ‘чисто советскую”(срок отбывал в СевВостЛаге в 1930-1950-е):

“Кормили тогда(в 1920е- прим.мое) по-особому. Еще никто не додумался сделать из пайки средство выколачивания плана – каждый получал один и тот же казенный паек, арестантскую пайку. Каждый имел право на восемьсот граммов хлеба, на приварок – каши, винегреты, супы с мясом, с рыбой, а то и без мяса и без рыбы – по известным раскладкам на манер тюремных. Хлеб выдавался на каждый барак, и хлеборез барака резал пайки с вечера. И каждому клал на постель его пайку. В лагере никто не голодал. Тяжелых работ не было. На работе никто не понукал. Дневальные приносили к обеду в бачках суп и второе, и тот же хлеборез раздавал суп и кашу черпаком. Мясо было порезано на кусочки и выдавалось с весу. Вечером давали то, что положено вечером…

Перековка открыла, что унизительное принудительного труда – сущие пустяки, пережитки наивного XIX века, что из заключенного можно не только и не столько «выбивать» работу, а лишь достаточно ударить по животу и угрозой голода заставить арестанта работать, перевыполнять план. Довольно сентиментальностей. Заключенные будут сами пожирать друг друга, сами будут охранять друг друга – выписывать наряды, проверять, давать и принимать работу.

Перековка на Беломорканале привела к страшному растлению душ – и заключенных и начальства – и именно из-за процентов, из-за выполнения плана.

Перековка провозглашала, что только в труде, активном труде – спасение. Маленькие сроки перестали давать – сыпались пятерки и десятки, которые надо было разменивать по «зачетам рабочих дней» Теоретически считалось, что срок – «резинка»: хорошо работаешь, выполняешь высокий процент – получаешь большие зачеты, выходишь на волю. Плохо работаешь – тебе могут и сверх твоей десятки добавить. Было опытным путем доказано, что принудительный труд при надлежащей его организации (без всяких поправок на обман и ложь в производственных рапортичках) превосходит во всех отношениях труд добровольный. И это касалось не только черных работ, неквалифицированного труда. Нет, даже инженеры, осужденные по так называемым вредительским процессам, работали по своей специальности (или по любой специальности интеллигентного труда) лучше, чем вольные специалисты. Я участвовал в большом количестве совещаний по этому поводу и хорошо помню примеры, доказательства.
Лагерь, перестроенный на деловую ногу, уже не терпел той ненужной обслуги, а каждого человека старался использовать, чтобы он давал доход. Эта деляческая сторона перековки была ее душой.

Перековка показала, как легко человеку забыть о том, что он – человек. Была создана, все сложнее и тоньше год от году, система поощрения.

Святая тюремная пайка была заменена питанием по тонко разработанной шкале так, чтобы каждый рабочий час и день отражался на еде будущего дня; обычно питание менялось раз в десятидневку, иногда в пятидневку, а позднее на ключе Алмазном с вечера объявляли, кому не дадут хлеба завтра.

Вместо восьмисотки арестант стал получать трехсотку, пятисотку, шестисотку, семисотку, восьмисотку и килограммную пайку. Целая гамма ударов по желудку. А приварок, начав с премиальных блюд, перешел на стахановское, ударное и производственное питание – и далее До 8 различных пайков. Лагерь – его устройство – есть величина эмпирическая. То совершенство, которое было встречено мной на Колыме, не было продуктом чьего-то гениального злого ума – все создавалось мало-помалу. Копился опыт.” (В.Шаламов “Вишера” Собрание сочинений: В 4-х т. / [Сост., подгот. текста и примеч. И. Сиротинской]. М.: Худож. лит.: ВАГРИУС, 1998.)

По некоторым сообщениям, изобретателем этой “рационализаторской схемы” был заключенный-уголовник Нафталий Френкель (впоследствии он сделает головокружительную карьеру в системе НКВД: станет начальником Управления лагерей железнодорожного строительства и уйдет на почетную пенсию в звании генерал-лейтенанта инженерно-технической службы).

Суть его 'изобретения'(или не его, в принципе, это даже не суть важно, важно,что шкала существовала) заключалась в том, что питание узников ставилось в зависимость от выполнения ими нормы выработки. Для этого устанавливалось пять видов продовольственных пайков: гарантированный (за 75-99 % нормы); трудовой (за 100-124 %), усиленный (за 125-149 %) и 'стахановский' (за 150 % и более). Еще один паек - штрафной - предназначался для провинившихся и для тех, кто выполнял меньше 3/4 нормы.

Не случайно, что даже в официальных постановлениях Верховного Совета СССР на первом месте упоминалось именно снабжение и питание, никак не денежное вознаграждение, зарплаты в ГУЛАГе не будет до 1950г.

Из указа Президиума Верховного Совета СССР № Вс-30/с "О лагерях НКВД СССР" 15 июня 1939 года.: “Основным стимулом для повышения производительности труда в лагерях установить: улучшенное снабжение и питание хороших производственников, дающих высокие показатели производительности труда, денежное премирование этой категории заключенных и облегченный лагерный режим с общим улучшением их бытового положения.-

Изменение принципа выдачи питания нужно напрямую связывать с кардинальным сломом старой “имперской” концепции содержания заключенных на прямых дотациях от государства и началом использования заключенных в экономике в гротескных(по сравнению с дореволюционными) масштабах.

В Российской Империи, после отмены общеуголовной ссылки в Сибирь(а именно эти обвиняемые составляли 85% от ссыльнокаторжных), каторжный труд был признан во-первых, малоэффеткивным чисто в экономическом смысле, во-вторых ссыльнокаторжные, по мнению правительства начала XX века не подходили для колонизации отдаленных территорий. Это было следование общемировой тенденции отказа от использования заключенных на крупных индустриальных стройках и для заселения необжитых окраин.

Почти в то же время, когда в Америке в последнем южном штате так называемый lease labor признавался вне закона и отменялся, как малоэффективный и антигуманный, в 1929 году по предложению специальной комиссии Политбюро, Совнарком принял секретное постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных», которым предписывалось осужденных обычными судебными органами к лишению свободы на три года и выше передавать для отбытия лишения свободы в исправительно-трудовые лагеря ОГПУ. А последнее, в свою очередь, должно было для приема этих заключенных расширить существующие и организовать новые лагеря в отдаленных районах «в целях колонизации этих районов и эксплуатации их природных богатств путем применения труда лишенных свободы»( ГУЛАГ (Главное управление лагерей), 1918–1960, с. 64.)

Иначе говоря, труд заключенных, в кардинальном отличии от имперских времен, был признан стоящим того, чтобы реорганизовать всю системы исполнения наказаний в специфическую и грандиозную по масштабам систему эксплуатации подневольного труда,- систему с примитивным, крайне жестоким способом стимуляции и мотивации труда,- через желудок. Человек плохо добывает руду,- урезать пайку. Умрет, ослабеет или заболеет,- его проблема. Кто не работает, тот не ест.

Мемуры заключенных о периоде 1930-1934гг.
“Лагерный порядок поставлен так: заключенный Иван должен срубить и напилить 7,5 кубометров леса в день, или выполнить соответствующее количество другой работы. Все эти работы строго нормированы, и нормы напечатаны в справочниках. Этот Иван получает свое дневное пропитание исключительно в зависимости от количества выполненной работы. Если он выполняет норму целиком, он получает 600 грамм хлеба. Если не выполняет, получает 500, 400 и даже 200 грамм. На энном лагпункте имеется тысяча таких Иванов, следовательно энский лагпункт должен выполнить 7 500 кубометров. Если эта норма выполнена не будет, то не только отдельные Иваны, но и весь лагпункт в целом получит урезанную порцию хлеба. При этом нужно иметь в виду, что хлеб является почти единственным продуктом питания, и что при суровом приполярном климате 600 грамм обозначает более или менее стабильное недоедание, 400 — вымирание, 200 — голодную смерть.

Количество использованных рабочих рук подсчитывает УРЧ, количество и качество выполненной работы — производственный отдел, на основании данных которого отдел снабжения выписывает то или иное количество хлеба. Нормы эти технически не выполняются никогда. И от того; что рабочая сила находится в состоянии постоянного истощения и от того, что советский инструмент, как правило, никуда не годится, и от того, что на каждом лагерном пункте имеется известное количество отказчиков, преимущественно урок и по многим другим причинам. Техники вроде Лепешкина, экономисты вроде меня, инженеры и прочие интеллигенты непрестанно изощряются во всяких комбинациях, жульничествах, подлогах, чтобы половину выполненной нормы изобразить в качестве 70 процентов и чтобы отстоять лагпункты от голодания. В некоторой степени это удается почти всегда. При этой “поправке” и, так сказать, при нормальном ходе событий лагпункты голодают, но не вымирают. Однако, “нормальный порядок” — вещь весьма не устойчивая.

Карьер 3 на лагпункте Погра занят земляными работами. Эти работы опять-таки нормированы. Пока карьер копает в нормальном грунте, дело кое-как идет. Затем землекопы наталкиваются на так называемый “плывун” — водоносный слой песка. Полужидкая песчаная кашица расплывается с лопат и с тачек. Нормы выполнить физически невозможно. Кривая разработки катастрофически идет вниз. Так же катастрофически падает кривая снабжения. Бригада карьера, тысячи две землекопов, начинает пухнуть от голода. Кривая выработки падает еще ниже, кривая снабжения идет вслед за нею. Бригады начинают вымирать. С точки зрения обычной человеческой логики нормы эти нужно пересмотреть. Но такой пересмотр может быть сделан только управлением лагеря и только с санкции Гулага в каждом отдельном случае. Это делается для того, чтобы никакое местное начальство, на глазах которого дохнут люди, не имело бы никакой возможности прикрывать объективными причинами какие бы то ни было производственные прорывы. Это делается также потому, что система, построенная на подстегивании рабочей силы угрозой голодной смерти, должна показать людям эту смерть, так сказать, в натуральном виде, чтобы публика не думала, что кто-то с нею собирается шутки шутить. В данном случае, случае с карьером 3, санкция на пересмотр нормы пришла только тогда, когда все бригады полностью перешли в так называемую слабосилку — место, куда отправляют людей, которые уже совсем валятся с ног от голода или от перенесенной болезни; где им дают 600 грамм хлеба и используют на легких и не нормированных работах. Обычный лагерник проходит такую слабосилку раза три за свою лагерную жизнь. С каждым разом поправка идет все труднее. Считается, что посла третьей слабосилки выживают только исключительно крепкие люди. Конечно, лагерная интеллигенция иногда при прямом попустительстве местного лагерного начальства, ежели это начальство толковое, изобретает самые фантастические комбинации для того, чтобы спасти людей от голода. Так в данном случае была сделана попытка работы в карьере прекратить совсем, а землекопов перебросить на лесные работы. Но об этой попытке узнало правление лагерем, и ряд инженеров поплатился добавочными сроками, арестом и даже ссылкой на Соловки. В бригадах из 2.000 человек до слабосилки и в самой слабосилке умерло по подсчетам Бориса около 1.600 человек.”И.Л.Солоневич ("Россия в концлагере" ISBN: 978-985-513-745-1, 978-9-8551-3942-4).

"Норма не была специально разработана для заключенных - она исходила из единых республиканских норм. Но, разумеется, вольные лесорубы не гак питались, как мы, а главное дня нас не принималось во внимание предусмотренное в тех же единых республиканских нормах снижение норм в зависимости от среднего возраста деревьев, сбежимости леса и густоты насаждений. А лес, росший вокруг Сынья-Нырда, был молодой, тонкий, редкий и сбежистый. И большинство заключенных, не имевших, к тому же, никаких навыков, норм, конечно, не выполняло. А не выполнять норму означало обречь себя на постоянное недоедание, а затем и на голод. Система лагерного питания строилась в соответствии с выполнением норм выработки. Выполнил заключенный 100% нормы — получает 800 граммов хлеба. Выполнил 80% — 600 граммов, от 60 до 80% — 500 граммов, а ниже 60% — 300 граммов. А хлеб был основным продуктом питания: приварок только что горячий, а жиров и белков в нем содержалось не на много больше, чем в кипятке, ...Силы со дня на день убывали. И я, и мои друзья никак не могли выполнить больше 60% нормы и, соответственно, получали уменьшенную пайку хлеба. (Абрамович И. Л. Воспоминания и взгляды : в 2 кн. / Абрамович И. Л. - М. : КРУК-Престиж, 2004. - Т. 1 : Воспоминания. - 287 с. : портр.)

Но воспоминания лагерников часто упрекают, им не верят, даже если их критическая масса  говорит об одном и том же. На одних мемуарах, действительно, совершенно некорректно делать далеко идущие выводы. Перейдем к архивным документам и точным цифрам.
Собственно, бумажным нормам.
Итак, судя по известным мне документам, нормы ГУЛАГа в 1930-е менялись несколько раз:cтарые нормы 1930-1932гг., сокращенные нормы 1933г., запрос Ягоды 1934г.(неудволетворен), норма Плинера 1936г., норма Берии 1939г.
И это без учета изменений норм в СевВостЛаге, который занимал особое место в иерархии лагерей и снабжался по индивидуальным раслкадкам. О нем будет отдельный пост.

II.Нормы питания 1932г-1933-1934гг. для лагерей ГУЛАГ ОГПУ.
Начало десятилетия отмечено крайне кризисными показателями в 4-5% смертности по всей системе в целом. Примерно на уровне смертности в тюрьмах колноиальной Гвианы 1920-х или Вьетнама конца 1930-х.

Т.е можно и эти показатели считать катастрофой, но 1933 года затмевает и “типичные” гулаговские годы и все последующие, кроме военных лет.

Информацию о том как же питались лагерники ГУЛАГа в 1930-1934гг. можно почерпнуть из следующих документов.

Из Докладной записки заместителя председателя ОГПУ Г.Г.Ягоды И.В.Сталину  и В.М.Молотову о необходимости улучшения снабжения исправительно-трудовых лагерей ОГПУ:
Photobucket


Photobucket

Источник:ГА РФ.Ф.Р-9414.Оп.1.Д.1913.Л.4-6.Копия.
Photobucket

Источник: Российский государственный военный архив (РГВА).Ф.37837 Оп.23Д.1.Л.83.(документ ранее не публиковался, моя маленькая гордость:))

Калорийность:норма 1932г-2800-2900 ккал, 1933г-2196 ккал, 1934г(проект),-2300-2400 ккал.

Согласно данным института питания, энергетические затраты горнорабочих на поверхностных работах (высокая интенсивность труда) составляют в зависимости от возраста 3450 – 3700 калорий, на подземных работах (особо высокая интенсивность труда) – 3900 –4300 калорий. (Пилясов А.Н. Закономерности и особенности освоения Северо–Востока России (ретроспектива и прогноз). – Магадан, –1996.– С. 74.).

А теперь давайте хорошенько подумаем и проаналзиируем эти цифры,- с точки зрения следующих параметров,-
а)соответствие медицинским нормам.
б)энергозатраты (продолжительность рабочего дня, условия и характер труда) .
в)Статитсика смертности.

Момент первый.
Вообще все нормы лагерей ОГПУ не соответствуют медицинским критериям и энергозатратам. Подчеркиваю, бумажные, официальные нормы. Приличней всех выглядит норма 1932г. но не дотягивает до минимума 500-600 ккал. Т.е даже "хорошая" гулаговская пайка этих лет была недостаточна для восстановления сил заключенных. И это без учета таких факторов, как хищения продуктов и "шкалы Френкеля",т.е урезать и без того низкую пайку могли вполне легко. Результаты у такой мотивационной схемы были соответственные. См.статистику смертности.

Что сразу бросается в глаза. Катастрофически низкие, я бы даже сказал преступно низкие нормы для лагерей 1933г. Фаталистически неизбежные. Как не дергайся, все равно получится плохо.

Чтобы читатель понял что такое 2000 ккал в день.

the Irish workhouse provided Irish paupers in 1849, just after the great Irish famine - around 2,075 calories a day.- ирландские нищие потребляли примерно такое же кол-во калорий сразу же после Великого картофельного голода.(Crawford, "Irish Workhouse Diet," pp. 89-91.)

Average daily consumption in China just before and just after the famine of 1960-1962 was around 1,700-1,800 kcal,(Carl Riskin, "Food, Poverty, and Development Strategy in the People's Republic of
China," in Lucille F. Newman, ed., Hunger in History: Food Shortage, Poverty, and
Deprivation
(Oxford: Basil Blackwell, 1990), p. 333.) 

Данная норма ГУЛАГа примерно соответствовала ежедневному потреблению китайских крестьян сразу после чудовищного голода 1960-1962г.
Справедливости ради, одесские крестьяне в голод 1932-1933г. питались еще хуже, чем лагерники ГУЛАГа,- 1100 ккал в день.
( Burger, Drummond, and Sandstead, Malnutrition and Starvation, Part I, pp. 80-2, and Part II, pp. 153, 186, 210).
Одно из ключевых объяснений феноменально негативной смертности в советских лагерях в этот период(150 промилле, 15% от среднегодовой) найдено,- это именно абсолютно несоответствующие медицинскому минимуму нормы питания, принятые официально на верховном государственном уровне в масштабах всей страны.

По сути, подписывая подобные нормы, советское руководство не просто создавало вероятность для вымирания лагерников в чудовищных пропорциях, она абсолютно точно обрекало их на катастрофу. Четкий нейтральный факт.

2200 ккал в условиях голода 1933года,- это предпосылка к массовой смертности от истощения. Людей ведь с таким пайком гоняли на работу.
Что еще более чудовищно, на мой взгляд,- эти нормы в реальности то были не “твердыми”, а именно еще диффиренцировались в соответствии с инновационной методой Френкеля в выдаче питания в зависимости от нормы выработки. И третий краеугольный нюанс,- далеко не факт, что даже эти совершенно недостаточные низкие нормы выдавались в полном объеме,- хищения, самоснабжение и кражи никуда не делись. Об этом свидетельствуют не мемуары рукопожатных лагерников, а документы советских ведомств.

Иначе говоря, советской заключенный попадл в совершенно безвыходную ситуацию. Если не умрешь, то станешь инвалидом или слабосильным,- ибо поскольку даже если официальные нормы питания ниже медицинского минимума для работающего мужчины,  так еще есть вполне легальная возможность эту норму урезать плюс вполне вероятно, что пайку украдут. Тройной удар.

Призадумаемася на секундочку,- если максимально возможный паек для лагреника, который работает в тяжелейшем мускульном напряжении, в 1933г.- 2200 ккал, то какие последствия у такого вот "нормирования"?.

Вполне определенные,- 34% cмертности в Вишлаге. Уровень Бухенвальда образца 1942г.

Момент второй.
Необходимо учитывать, что норма в 2200 ккал,- это не просто так норма в вакууме, это норма при которой заставляли делать тяжелейшую работу ,- одной из характернейших черт ГУЛАГа 1930-х была крайне низкая механизация труда. Об этом открыто писал Берия в 1939г. Титанический  объем работы заключенные  делали руками.

Например,до середины 40-х годов основной объе вскрыши торфов и добычи золотоносных песков СевВостЛага осуществлялся вручную. Из почти 9 млн. куб/м торфов, вскрытых в 1939 году, только 1,6 млн. куб/м (18%) было вскрыто при помощи механизмов, 7,3 млн. куб/м (82%) были вскрыты мускульной рабочей силой заключенных(ГАМО. Ф. Р-23. Оп. 1. Д. 724. Л. 2.) .
В Севвостлаге  в этот период могли задерживать заключенных на работе до 14 часов в день.

Неудивительно, что СевВостЛаг иногда показывал смертность сопоставимую с Бухенвальдом и Дахау, ведь в конце 1930-х около 70% заключенных не выполняли норм выработки Соответствовенно,  сидели на 2300-1800 ккал в день, в условиях вечной мерзлоты, где калорий нужно еще больше из-за климата. Результат совершенно закономерный.

И это, так скажем, вполне официальные процедуры, утвержденные государством свыше.

Но не забываем о хищениях, самоснабжении и коррупции на местах. Сообщения о хищениях поступали уже с 1930г., когда ситуация с продовольствием была еще по гулговским меркам вполне благополучная.

А вот как метода Френкеля отражалась на здоровье лагерников, по мнению самих же работников ГУЛАГа:
Циркуляр ГУЛАГ №669600 об оздоровлении слабосильных заключенных и улучшении использования рабочей силы в лагерях.

31 августа 1933г.
Совершенно секретно.

Несмотря на произведенную разгрузку лагерей от нетрудоспособных элементов(инвалиды, больные хроники и т.п.), в лагерях имеется большое количество слабосильных и истощенных лагерников, а за последнее время почти во всех лагерях наметился даже рост заболеваемости, инвалидности и смертности.
Рост отмеченных выше отрицательных явлений в лагерях имеет место благодаря недопустимому отношению лагруководства к вопросам рациональной расстановки рабочей силы в соответствии с категорийностью лагерников и организации правильного применения системы дифференцированного питания.

В практике лагерей в настоящее время нередки случаи, когда слабосильный заключенный
с полуистощенным организмом ставится на непосильную работу с полной нормой выработки, в результате чего, систематически не выполняя нормы, он получает сниженный паек и, таким образом, вместо постепенного восстановления своих сил еще более подрывает свою трудоспособность.
Таким путем в лагерях ОГПУ формируется определенный контингент лагерников, дающий повышенную заболеваемость.<….>

ГА РФ.Ф.Р-9414 оп.1.Д.2741.Л.47-47 об. Заверенная копия.

Докладная записка комиссии ГУЛАГа начальнику ГУЛАГ М.Д.Берману о результатах обследования Среднеазиатских лагерей ОГПУ.

4 апреля 1933г. Совершенно Секретно.
<....>

Питание.
Преподанные ГУЛАГом нормы питания САЗЛАГом не выдерживались.(т.е давали не 2200 ккал, а еще меньше- прим.мое) Питание заключенных особенно в III и IV квартале было неудволетворительным. Были значительные перебои в снабжении их мясом,рыбой, овощами, частично жирами.
Недостающие продукты не заменялись другими или заменялись в недостаточном количестве.
По предложению САЗЛАГа недостаток мяса и рыбы должен был восполняться овощами, но последние выдавались также ниже нормы. Из-за недостатка продуктов САЗЛАГ перешел на 10 мясных и 10 рыбных дней в месяц, что имело место в августе, сентябре и начале октября(1932г.- прим.corporatelie). К концу IV квартала положение начало несколько улучшаться, мясо и рыба поступили в количестве достаточном, но недополучение заключенными овощей прожолжается. Набор овощей к началу 1933 года стал совершенно неудволитворительным, остались только в небольшом количестве квашенные овощи (капуста, помидоры), свекла, репа, луку, моркови не хватало уже с конца декабря.
В 1933г. остается такая же количественная и качественная недостача овощей. С мясом и рыбой положение улучшилось.
Приготовление пищи безобразное и пища отвратительная. За работой кухни нет достаточного административного и общественного контроля, нет также контроля за прохождением продуктов от кладовой до заключенного.
Кухни в большинстве своем плохо оборудованы,грязны, котлов мало, изготовление пищи для разных категорий заключенных не дифференцировано(за исключением Ташотделения).
<...>
ЦА ФСБ. Ф.2.Оп.11.Д.548.Л.70-113.Копия.

Именно поэтому некоторые места заключения советской пенитенциарной системы в этот период и показывали смертность сопоставимую и даже превосходящую некоторые немецкие концлагеря времен войны.

Cоответственно, получаем 23-27% годовую смертность САЗЛАГа 1932-1933гг., 5% среднемесячную смертность, хуже чем любой год Бухенвальда, кроме 1942 и нескольких месяцев 1945, когда лагерь нацистов превратился совсем в чудовищный антирекорд и кошмар. А у нас ведь еще есть Вишлаг с 34% смертностью. И все остальные лагеря. (см.подробную статистику здесь,- Смертность в советской тюремной системе 1930-1934гг: лагеря ГУЛАГ ОГПУ)

В чем же причины такого отношения со стороны верховной власти к снабжению заключенных?

Начнем с того, что все 1930-е годы, особенно в первую половину десятилетия, на снабжении заключенных жестко экономили. С едой и особенно с мясом в госфондах было не очень, после аграрных экспериментов с коллективизацией и катастрофического положения в животноводстве. З/к были далеко не в приоритете и если фонды можно было теоретически урезать, их Москва без зазрения совести урезала. О последствиях никто особенно не задумывался. Та же Красная Армия была куда важнее,хотя и красноармейцам урезали паек.

Официальная переписка начальника ГУЛАГа Бермана, Ягоды и представителей ЦК, сохранившаяся почти полностью, свидетельствует что в перид 1930-1936гг. ГУЛАГ постоянно сталкивался с проблемами в снабжении из-за экономии на з/к з/к.

Докладная записка начальника ГУЛАГ ОГПУ М.Д. Бермана заместителю председателя ОГПУ Г.Г. Ягоде о необходимости увеличения фондов продвольствия для заключенных лагерей.
Не позднее 15 ноября 1933г.
Зам.председателя ОГПУ Т.Ягода
<…>
Нормы питания заключенных, принятые в 1933 году Наркоматами, при огромной затрате физических сил на работах являются недостаточными. Вследствии этого фактические нормы довольствия в лагерях неизбежно превышаются, что ведет к еще большему увеличению имеющегося разрыва между настоящей потребностью и отпущенным фондом.
Кроме того, лагерям не выделяется фондов для довольствия вольнонаемного состава. Питание этой категории работников, пользующихся повышенным пайком, производится за счет общих фондов, отпускаемых на контингент заключенных. Имеющиеся резервы по фондам спецпереселенцев не могут перекрыть всего перерасхода продуктов, получающегося вследствие превышения норм для заключенных и снабжения вольнонаемного состава, в связи с чем к концу года может создаться напряженное положение в снабжении лагерей.
Для предотвращения этого в сентябре текущего года было возбуждено ходатайство перед ЦК и СНК об увеличении норм довольствия заключенных и об увеличении отпуска муки и крупы, уже выделенных на 1933-1934 год для контингента лагерей.
Это ходатайство удволетворено не было.<…>
Предлагаю проект письма на имя т.Сталина.
Нач.Главного управления лагерей ОГПУ
М.Берман
ГА РФ.Ф.Р-9414.оп.1.Д.1913.Л.2-3.Подлинник.

Докладная записка Г.Г.Ягоды И.В.Сталину о снабжении лагерей.
14 декабря 1934г.
Секретарю ЦК ВКП(б) т.Сталину
Положение с продвольствием, обмундированием и промтоварами в лагерях становиться черезвычайно напряженным, так как при росте лагерных контингентов в IV квартале фонды не увеличены. (ГА РФ.Ф.Р-9414.Оп.1.Д.1913.Л.82-83.Копия.)

III.Компаративистский блок.
Итак, видно что по калорийности советские пайки первой половины 1930-х годов какого угодно расклада не соответствовали медицинским норм и способствовали появлению в лагерях категории “доходяг”,- постепенно слабеющих, слабосильных заключенных, которые еще кое-как перебивались в “спокойные годы”, но начинали вымирать в фантастических пропорциях в годы кризиса.

Это десятки тысяч мертвецов. 72 тысячи, если быть точным. Цифра абсолютно аномальная в мировом и национлаьном контексте. Именно поэтому в далеко неидаельной Российской Империи в тюрьме никогда не умирало столько людей с такими относительными и абсолютными показателями, даже в годы имперского царь голода 1892г-(5000 тысяч имперских арестантов умерло в 1892г, 5% от среднегодовой,- это в три раза меньше в относительных показателях, и в 14 раз меньше в абсолютных). Просто потому, что у дореволюционных каторжан был вот такой паек.

Похрустим немного французской булкой.

Нормы питания заключенных на строительстве Амурского колесного тракта в 1898-1910гг.
Photobucket

Источник: РГИА ДВ. Ф. 704, оп. 6, д. 1035, л. 15; Оп. 2, д. 13, л. 17

Калорийность:обыкновенная порция,- 3300 ккал., усиленное довольствие,- 3800-4000 ккал.
Сравниваем с нормами выше.

И учитывайте самый важный и системный момент,- при царе, при всех возможных "но", никакой взаимосвязи между нормой выработки и пайков не существовало. Заключенные вообще сидели на обычной прогрессивной заработной плате, а норму получали "твердую". Есди же работали на тяжелых участках, их просто переводили на усиленное довольствие. У советских заключенных все было принципиально по другому. Именно поэтому несопоставимой является статистика смертности.
Выводы и итоги.
Все нормы лагерей ГУЛАГа 1930-1934гг. были совершенно официально ниже медицинской потребности человека, занятого тяжелым трудом. По сравнению с каторжными пайками тюремной системы Российской Империи нормы ГУЛАГа смотрелись крайне проигрышно,- на 1500-2000 ккал уступая пищевым табелям почти всех каторжных комплексов Империи.

Паек ГУЛАГа 1933г. по калорийности соответствовал примерно рациону ирландского нищего 1840-х годов после великого Картофельного голода и чуть чуть превосходил питание китайских крестьян времен Великого китайского голода. Усугублялась ситуация тем, что даже эту крайне низкую норму лагеря в 1933г. не могли дать контингенту из-за хищений и перебоев со снабжением.

Учитвыая характер подневольного труда(крайне низкая механизация, огромные энергозатраты, работа в холодном климате,- Вишера, Колыма, Сибирь и пр.) в сочетании с перспективой урезания пайка из-за невыполнения нормы, заключенные ГУЛАГа попадали в совершенно патовую ситуацию, особенно в 1933г., когда нормы были урезаны совсем до катастрофического предела.
Абсолютно логичной и закономерной выглядит смерть 72 тысяч заключенных в 1933 году с промилле в 150 за год.  

Данная статистика была беспрецедентной катастрофой не только на мировом фоне, но и по сравнению со статистикой смертности в местах заключения Российской Империи.
В тюремной системе США в этот год(1933г.) умерло в 15 раз меньше в относительных и в 70(!) раз меньше в  абсолютных показателях..В колониальных тюрьмах Вьетнама в этот период умирали меньше и в абсолютных и относительных показателях.

Чтобы дать понять насколько жуткой была катастрофа со смертностью обращусь к совсем грустному сравнению.

Абсолютно ужасный даже по нацистским меркам Матхаузен показывал в 1945году -15% среднемесячную смертность.
Photobucket

Источник:Concentration Camps in Nazi Germany: The New Histories by Nikolaus Wachsmann (Editor), Jane Caplan (Editor).Taylor & Francis, 2009, с.35.

Полная жесть. Таких показателей не фиксировала ни одна тюремная система развитых стран 200 лет.
Кроме опять же тюрем мирного СССР 1933г с прогрессивными урезаемыми в зависимости от выработки нормами.

Докладная записка комиссии ГУЛАГа начальнику ГУЛАГ М.Д.Берману о результатах обследования Среднеазиатских лагерей ОГПУ.

4 апреля 1933г. Совершенно Секретно.

<...>
“По полученным сведеньям от начальника санитарной части ЦИТУ Узбекистана в домзаках Узбекистана очень большая смертность от разного рода истощений и атрофий, которые не всегда диагностируются как пеллагра. В среднем умирает до 15% ежемесячно.
В Самарканде в домзаке за 2 месяца умерло 12% населения, в Ташкентском ИТУ в янвале умерло 15%, в феврале 25% населения ИТУ, главным образом от истощения и атрофий, в Бек-Буди 10% содержащихся в ИТУ резко истощены."(ЦА ФСБ. Ф.2.Оп.11.Д.548.Л.70-113.Копия.)
Внимание,- Ташкентское ИТУ показывало в январе и феврале 1933г. смертность в относительных показателях хуже, чем нацистский Матхаузен в самый свой чудовищный кризисный период. Просто об этом никто не знает.
<...>
И эта катастрофа совершенна закономерна, учитывая те нормы питания, которые приняла Москва. Эти нормы были несовместимы с жизнью.
P.S. Автору вот этого замечательного текста горячий привет,- http://i-sergeev.livejournal.com/108644.html

This page was loaded May 23rd 2019, 1:45 am GMT.